Menu:

First Post! 07/30/2008
 
Start blogging by creating a new post. You can edit or delete me by clicking under the comments. You can also customize your sidebar by dragging in elements from the top bar.
 

    Toti dal Monte...

     

    Mussolini's favorite Singer

    Toti Dal Monte, pseudonimo di Antonietta Meneghel (Mogliano Veneto, 27 giugno 1893 – Pieve di Soligo, 26 gennaio 1975), è stata un soprano italiano.
    Fu una celebre cantante lirica italiana, con voce di soprano leggero, prediletta da Arturo Toscanini.
    Figlia di due maestri elementari, Amilcare e Maria Zacchello, fin da bambina mostrò di essere dotata in ambito musicale. Frequentò il conservatorio Benedetto Marcello a Venezia ma poiché le mani piccole non riusciva a prendere l'ottava e quindi fu allieva di canto di Barbara Marchisio.
    Esordì nel gennaio 1916 alla Scala nella parte di Biancofiore nella Francesca da Rimini di Riccardo Zandonai.
    Nel 1922, nuovamente alla Scala, Arturo Toscanini la diresse nel Rigoletto. In questa occasione iniziò ad utilizzare il nome d'arte Toti Dal Monte ottenuto unendo il diminutivo del suo nome col cognome della nonna materna.
    Nel 1924 si sposò con tenore Enzo De Muro Lomanto. Dal loro matrimonio, durato quattro anni, nacque nel 1926 Maria, unica figlia della Dal Monte.
    Si ritirò dalle scene nel 1943, all'età di cinquant'anni. Recito in seguito commedie di Carlo Goldoni con la compagnia di Cesco Baseggio e in alcuni film fra cui Anonimo veneziano di Enrico Maria Salerno.


    "Un bel dì vedremo"  from  Puccini's ...Madama Butterfly
     
     

    Toti dal Monte (eigentlich Antonietta Meneghelli; * 27. Juni 1893 in Mogliano Veneto, Italien; † 25. Januar 1975 in Pieve di Soligo, Italien) war eine italienische Sopranistin.


    With Tito Schipa in  Donizetti's Don Pasquale

    Manuel Ponce's ...

    "Estrellita"

    With Mrs.Kennedy at the Piano

    1925

    Antonietta Meneghel (27 June 1893 – 26 January 1975), better known by her stage name Toti Dal Monte, was a celebrated Italian operatic soprano, and a favourite of Arturo Toscanini.
    Born in Mogliano Veneto, in the Province of Treviso, she made her debut at La Scala, Milan at the age of seventeen as Biancofiore in Riccardo Zandonai's Francesca da Rimini. She was an immediate success, and her clear 'nightingale-like' voice came to be highly appreciated throughout the world. Her best-known roles included Amina (in Bellini's La sonnambula), Lucia (in Donizetti's Lucia di Lammermoor) and Gilda (in Verdi's Rigoletto). She is perhaps best-known for her performances as Cio-cio-san (in Puccini's Madama Butterfly), and her recording of this role (with Beniamino Gigli as Pinkerton) is an interesting souvenir of her interpretation.
    In 1924, fresh from triumphs in Milan and Paris, but before her debut in London or New York, Nellie Melba engaged her as a star for her second opera company to tour Australia. She was a popular and critical success and there was no rivalry between the ageing Melba and Dal Monte. Rather they threw bouquets after each other's performances. In 1928, on her third visit to Australia, Dal Monte married the tenor Enzo de Muro Lomanto in St Mary's Cathedral, Sydney.
    She retired from the operatic stage in 1943 at the age of fifty. However, she continued to work in the theatre (as well as to make the occasional recording) and appeared in a number of films, of which the best known is perhaps her last, Enrico Maria Salerno's Anonimo veneziano, a 1970 story about a musician at La Fenice.
    "La Toti" died at the age of 81, in Pieve di Soligo, as a result of circulatory disorders.


    Caro nome 1924

    No Opera Singer has ever had that "Girlishly Endearing Coquettishly-COME HITHER ,BOY-sound" in her voice as Toti had.Very appealing to anyone with the wolf in them...as any Lamb like this would be...

    ///////////////////////////////////////////////////////

    Тоти Даль Монте (Dal Monte) (1893-1975) - итальянская певица (колоратурное сопрано).
    Тоти Даль Монте (настоящее имя — Антониетта Менегелли) родилась 27 июня 1893 года в городке Мольяно-Венето. «Мое артистическое имя — Тоти Даль Монте — не было, выражаясь словами Гольдони, плодом „хитроумной выдумки", а принадлежит мне по праву, — писала позднее певица. — Тоти — уменьшительное от Антониетта, так меня ласково называли в семье с раннего детства. Даль Монте — фамилия моей бабушки (с материнской стороны), происходившей из „благородного венецианского рода". Имя Тоти Даль Монте я взяла со дня моего дебюта на оперной сцене случайно, под влиянием внезапного импульса».
    Ее отец был школьным учителем и руководителем провинциального оркестра. Под его руководством Тоти с пяти лет уже хорошо сольфеджировала и играла на рояле. Познакомившись с основами теории музыки, в девять лет она пела несложные романсы и песни Шуберта и Шумана.
    Вскоре семья переехала в Венецию. Юная Тоти стала посещать оперный театр «Фемиче», где впервые услышала «Сельскую честь» Масканьи и «Паяцы» Пуччини. Дома после спектакля она могла до утра распевать полюбившиеся арии и отрывки из опер.
    Однако в Венецианскую консерваторию Тоти поступила как пианистка, учась у маэстро Тальяпьетро, ученика Феруччио Бузони. И кто знает, как сложилась бы ее судьба, если бы, уже почти заканчивая консерваторию, она не повредила правую руку — разорвала сухожилие. Это привело ее к «королеве бельканто» Барбаре Маркизио.
    "Барбара Маркизио! — вспоминает Даль Монте. — Она с бесконечной любовью учила меня правильной эмиссии звука, четкой фразировке, речитативам, художественному воплощению образа, вокальной технике, не знающей трудностей при любых пассажах. Но сколько пришлось петь гамм, арпеджио, легато и стаккато, добиваясь совершенства исполнения!
    Полутоновые гаммы были любимым средством обучения Барбары Маркизио. Она заставляла меня на одном дыхании брать две октавы вниз и вверх. На уроках она была всегда спокойной, терпеливой, объясняла все просто и убедительно и очень редко прибегала к сердитым выговорам".
    Ежедневные занятия с Маркизио, огромное желание и упорство, с которым работает юная певица, дают блестящие результаты. Летом 1915 года Тоти впервые выступает в открытом концерте, а в январе 1916 года подписывает свой первый контракт с миланским театром «Ла Скала» с ничтожным вознаграждением десять лир в день.
    "И вот настал день премьеры, — пишет в своей книге «Голос над миром» певица. — На сцене и в артистических уборных царило лихорадочное возбуждение. Элегантная публика, заполнившая все места в зрительном зале, с нетерпением ждала, когда поднимется занавес; маэстро Маринуцци подбадривал певцов, которые нервничали и очень волновались. А я, я… ничего не видела и не слышала вокруг; в белом платье, белокуром парике… загримированная с помощью моих партнеров, я казалась себе воплощением прекрасного.
    Наконец мы вышли на сцену; я была самой маленькой из всех. Смотрю широко раскрытыми глазами в темную пропасть зала, вступаю в нужный момент, но мне кажется, что голос не мой. Да к тому же подвела неприятная неожиданность. Взбегая вместе со служанками по ступенькам дворца, я запуталась в своем слишком длинном платье и упала, сильно ударившись коленом. Я ощутила острую боль, но тут же вскочила. «Может, никто ничего и не заметил?» Я приободрилась, а тут, слава богу, и акт кончился.
    Когда смолкли аплодисменты и актеры перестали выходить на «бис», мои партнеры окружили меня и стали утешать. Из глаз у меня готовы были брызнуть слезы, и казалось, что я самая несчастная женщина на свете. Ванда Феррарио подходит ко мне и говорит:
    — Не плачь, Тоти… Запомни… Упала на премьере, значит, жди удачи!"
    Постановка «Франчески да Римини» на сцене «Ла Скала» явилась незабываемым событием в музыкальной жизни. Газеты пестрели восторженными отзывами о спектакле. Несколько изданий отметили и юную дебютантку. Газета «Сценическое искусство» писала: «Тоти Даль Монте — одна из подающих надежды певиц нашего театра», а «Музыкально-драматическое обозрение» заметило: «Тоти Даль Монте в роли Белоснежки полна грации, она обладает сочным тембром голоса и незаурядным чувством стиля».
    С самого начала своей артистической деятельности Тоти Даль Монте много гастролировала по Италии, выступая в различных театрах. В 1917 году она выступила во Флоренции, исполнив сольную партию в «Stabat Mater» Перголези. В мае этого же года Тоти три раза пела в Генуе в театре «Паганини», в опере «Дон Паскуале» Доницетти, где, как она сама считает, имела первый крупный успех.
    После Генуи общество «Рикорди» пригласило ее выступить в опере Пуччини «Ласточки». Новые выступления состоялись в миланском театре «Политеама», в операх Верди «Бал-маскарад» и «Риголетто». Следом за этим в Палермо Тоти исполнила роль Джильды в «Риголетто» и участвовала в премьере «Лодолетты» Масканьи.
    Вернувшись из Сицилии в Милан, Даль Монте поет в знаменитом салоне «Люстра дель Ритратто». Она исполнила арии из опер Россини («Севильский цирюльник» и «Вильгельм Телль») и Бизе («Искатели жемчуга»). Эти концерты памятны артистке знакомством с дирижером Артуро Тосканини.
    "Эта встреча имела большое значение для дальнейшей судьбы певицы. В начале 1919 года оркестр под управлением Тосканини впервые в Турине исполнил Девятую симфонию Бетховена. Тоти Даль Монте участвовала в этом концерте с тенором Ди Джованни, басом Лузикаром и меццо-сопрано Бергамаско. В марте 1921 года певица заключила контракт на гастроли по городам Латинской Америки: Буэнос-Айрес, Рио-де-Жанейро, Сан-Паоло, Розарио, Монтевидео.
    В самый разгар этих первых больших и успешных гастролей Тоти Даль Монте получила телеграмму от Тосканини с предложением участвовать в новой постановке «Риголетто», включенной в репертуар «Ла Скала» на сезон 1921/22 года. Спустя неделю Тоти Даль Монте была уже в Милане и начала кропотливую и напряженную работу над образом Джильды под руководством великого дирижера. Премьера «Риголетто» в постановке Тосканини летом 1921 года навсегда вошла в сокровищницу мирового музыкального искусства. Тоти Даль Монте создала в этом спектакле пленительный по чистоте и грации образ Джильды, сумев передать тончайшие оттенки чувств любящей и страдающей девушки. Красота ее голоса в сочетании со свободой фразировки и совершенством вокального исполнения свидетельствовали о том, что это уже сформировавшийся большой мастер.
    Удовлетворенный успехом «Риголетто», Тосканини ставит затем оперу Доницетти «Лючия ди Ламмермур» с Даль Монте. И эта постановка прошла с триумфом…"
    В декабре 1924 года Даль Монте с успехом пела в Нью-Йорке, в «Метрополитен-опера». Так же удачно в США она выступала в Чикаго, Бостоне, Индианаполисе, Вашингтоне, Кливленде и Сан-Франциско.
    Слава Даль Монте быстро распространилась далеко за пределы Италии. Она побывала на всех континентах и выступала с самыми лучшими певцами прошедшего столетия: Э. Карузо, Б. Джильи, Т. Скипа, К. Галеффи, Т. Руффо, Э. Пинца, Ф. Шаляпиным, Г. Безанцони. Даль Монте удалось создать на протяжении более тридцати лет выступлений на сценах лучших оперных театров мира множество запоминающихся образов, таких как Лючия, Джильда, Розина и другие.
    Одной из лучших своих ролей артистка считала роль Виолетты в опере Верди «Травиата»:
    "Вспоминая о моих выступлениях в 1935 году, я уже упоминала Осло. Это был очень важный этап в моей артистической карьере. Именно здесь, в живописной столице Норвегии, я впервые спела партию Виолетты в «Травиате».
    Этот столь человечный образ страдающей женщины — трагическая история любви, растрогавшая весь мир, — не мог оставить меня равнодушной. Излишне и говорить, что вокруг — чужие люди, гнетущее чувство одиночества. Но теперь во мне пробудилась надежда, и сразу стало как-то легче на душе…
    Эхо моего блистательного дебюта докатилось и до Италии, и вскоре итальянскому радио удалось передать из Осло запись третьего представления «Травиаты». Дирижером был Добровейн, редкий знаток театра и вдохновенный музыкант. Испытание действительно оказалось весьма трудным, да к тому же внешне я выглядела на сцене не очень эффектно из-за маленького роста. Но я работала не щадя сил и добилась успеха…
    С 1935 года партия Виолетты заняла одно из главных мест в моем репертуаре, и мне пришлось выдержать далеко не легкий поединок с очень серьезными «соперницами».
    Наиболее известными Виолеттами тех лет были Клаудия Муцио, Мария Канилья, Джильда Далла Рицца и Лукреция Бори. Не мне, конечно, судить о своем исполнении и делать сравнения. Но я могу смело утверждать, что «Травиата» принесла мне не меньший успех, чем «Лючия», «Риголетто», «Севильский цирюльник», «Сомнамбула», «Лодолетта» и др.
    Норвежский триумф повторился на итальянской премьере этой оперы Верди. Она состоялась 9 января 1936 года в неаполитанском театре «Сан-Карло»… В театре присутствовали пьемонтский принц, графиня д'Аоста и критик Паннейн, самая настоящая заноза в сердце многих музыкантов и певцов. Но все прошло как нельзя лучше. После бурных аплодисментов по окончании первого действия восторг публики все нарастал. А когда во втором и третьем действиях я сумела передать, как мне кажется, весь пафос чувств Виолетты, ее безграничное самопожертвование в любви, глубочайшее разочарование после несправедливого оскорбления и неотвратимый уход из жизни, восхищение и энтузиазм зрителей были беспредельны и растрогали меня".
    Даль Монте продолжала выступать и во время Второй мировой войны. По ее словам, она оказалась в 1940—1942 годах «между молотом и наковальней и не могла отказаться от заранее согласованных концертов в Берлине, Лейпциге, Гамбурге, Вене».
    При первой возможности артистка приехала в Англию и была по-настоящему счастлива, когда на лондонском концерте почувствовала, что зрителей все сильнее захватывает волшебная сила музыки. В других английских городах ее принимали столь же горячо.
    Вскоре она отправилась в очередное турне по Швейцарии, Франции, Бельгии. Вернувшись в Италию, пела во многих операх, но чаще всего — в «Севильском цирюльнике».
    В 1948 году после гастролей по Южной Америке певица покидает оперную сцену. Иногда она выступает как драматическая актриса. Много времени отдает педагогической работе. Даль Монте написала книгу «Голос над миром», переведенную на русский язык.
    Тоти Даль Монте умерла 26 января 1975 года.




    With Benjamin Gigli in ..."Vogliatemi bene"

    Madama Butterfly
     

    Track above is "Amuri,Amuri" by Sadero...

    sung in Sicilian Dialect.

    1939

    At first it seemed  as if Toti was destined for the piano as from a very early age she was enrolled at the local music school.But a hand injury constrained her to change to singing.When her father received a transfer to Mira near Venezia,she had the good fortune to be in the vicinity of Barbara Marchisio who had been Rossini's favorite contralto.Although Barbara was well into her retirement in her late 70s;she agreed to allow Toti to audition for her.When Toti sang the Jewel Song Barbara was so impressed that they immediately began working together and continued to do so right up until toti's La Scala debut in 1916 when she sang in Zandonai's Francesca da Rimini


    "Deh vieni, non tardar" from  Mozart's ...

    La Nozze di Figaro

    Deh, vieni, non tardar, oh gioia bella,
    vieni ove amore per goder t'appella,
    finché non splende in ciel notturna face,
    finché l'aria è ancor bruna e il mondo tace.
    Qui mormora il ruscel, qui scherza l'aura,
    che col dolce sussurro il cor ristaura,
    qui ridono i fioretti e l'erba è fresca,
    ai piaceri d'amor qui tutto adesca.
    Vieni, ben mio, tra queste piante ascose,
    ti vo' la fronte incoronar di rose.


    With Tito Schipa - Prendi, l'anel ti dono from Bellini's Sonnambula
     

    Toti had the good fortune to tour in Rigoletto in her early years with whom is probably the greatest Baritone that we have known in the time of recording...Mattia Battistini.She worked also during these early years with Mascagni,Toscanini(Who was at la Scala at the time)and Benjamin Gigli.As With Galli-Curci and Tetrazzini she was to be instrumental in bring the somewhat forgotten operas of Bellini,Donizetti,and Rossini  and the Art of Bel Canto back into vogue.


    With Tito Schipa in "Tornami a dir" from ...

    Donizetti's Don Pasquale

    When Fred Gaisberg director of HMV decided to contract her for years of recordings,it ended in a laong drawn out negotiation as Toti's family was not about to sell the "Family Jewels' cheaply.Gaisberg complained bitterly that he had been extorted when he finally agreed to her family's terms,BUT from her earliset recordings they sold so well,that he never again had cause to complain about what she was to be compensated.


    Archives

    July 2008

    Categories

    All

    RSS Feed